Новости

Срок давности привлечения к административной ответственности за неуплату штрафа начинается на следующий день после последнего дня для уплаты штрафа

После постановления Конституционного Суда РФ от 17 мая 2022 г. № 19-П отмечены некоторые трудности с определением дня совершения правонарушения, которое выражается в неисполнении обязанности к определенному сроку. Напомним, что упомянутым Постановлением № 19-П признаны не соответствующими Конституции РФ те положения ст. 4.5 КоАП, которые позволяли отсчитывать срок давности привлечения к административной ответственности одновременно и со дня совершения нарушения, и со следующего за этим событием дня. И если до принятия Постановления № 19-П казалось совершенно ясным, что срок давности исчисляется со следующего дня после дня истечения срока для исполнения какой-либо обязанности (уплаты штрафа, исполнения предписания), то теперь для расчета срока давности необходимо ясно представлять себе, в какой именно день совершено правонарушение, – в последний день срока (когда обязанность должна была быть исполнена, но исполнение не состоялось), или же правонарушение совершено на следующий день (хотя факт неисполнения обязанности очевиден уже на закате предыдущего дня).

Верховный Суд РФ исходит из того, что срок давности в описанной ситуации начинается на следующий день после окончания периода, в течение которого необходимо было исполнить обязанность, в частности, в рамках конкретного дела, – после истечения 180-дневного срока для уплаты штрафа:

  • последний день для уплаты штрафа в данном конкретном деле – 12 апреля 2021 года,
  • в таком случае событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, наступило 13 апреля 2021 года,
  • следовательно, срок давности привлечения к административной ответственности за неуплату штрафа также начал исчисляться с 13 апреля 2021 года,
  • и на день вынесения мировым судьей 12 июля 2021 года постановления о назначении административного наказания данный срок не истек (Постановление Верховного Суда РФ от 1 июля 2022 г. № 89-АД22-4-К7).

Минтруд России разъяснил, куда следует обращаться в случае несогласия с решением об отказе в назначении детского пособия или с его размером

В подобной ситуации лицу следует подать обращение о пересмотре решения. Минтруд России в своем официальном телеграм-канале разъяснил, какими способами это можно сделать.

Для пособия будущим мамам, вставшим на учет в ранние сроки беременности, а также для пособия на детей от 8 до 17 лет:

  • через онлайн-приемную ПФР
  • очно в клиентской службе ПФР;
  • через специальный сервис на Едином портале госуслуг .

Для пособия на детей до 3 лет:

  • на первого ребенка – в отделении социальной защиты или МФЦ;
  • на второго ребенка – в клиентской службе ПФР или МФЦ.

Для пособия на детей от 3 до 8 лет:

  • также через специальный сервис на портале;
  • очно в отделении социальной защиты соответствующего субъекта РФ.

В министерстве подчеркивают, что если у заявителя (его семьи) изменился доход либо он ранее не проходил "правило нулевого дохода" и устроился на работу, то можно обратиться за детскими пособиями повторно. 

Также уточняется, что уведомление о необходимости доработки ранее поданного гражданином заявления не подразумевает отказ в назначении выплаты. В данном случае требуется проверить наличие неточностей (ошибки в дате рождения, Ф. И. О. и т. д.) и отправить доработанное заявление. Кроме того, если при личном обращении был предоставлен неполный комплект документов, то заявителя об этом уведомят – впоследствии ему следует направить недостающие документы.

С 1 сентября нужно применять классификаторы несчастных случаев и их причин

Оформлять документы при расследовании несчастных случаев на производстве с 1 сентября надо с учетом их классификаторов. Происшествия разделили по видам, например: физические перегрузки или перенапряжения, воздействие электрического тока либо вредных веществ (с. 54 – 57 приказа).

Классифицировать обяжут и причины таких случаев. Они могут произойти из-за нарушения работником трудового распорядка и дисциплины, несовершенства технологического процесса и т.д. (с. 58 – 60 приказа).

Также обновили формы документов для расследования несчастных случаев и положение о его особенностях в отдельных отраслях и организациях. Постановление, которое сейчас регулирует эти вопросы, отменят.

Кто и как должен с 1 сентября направлять Роскомнадзору сведения об интернет-рекламе

Передавать в Роскомнадзор данные о рекламе, которую для российской аудитории разместили в интернете, с 1 сентября обяжут:

рекламодателей, кроме владельцев исключительных прав на объекты рекламирования. Среди исключений также изготовители и продавцы товаров, информацию о рекламе которых должны по договору предоставлять другие лица;

рекламораспространителей и операторов спецсистем;

владельцев соцсетей, аудиовизуальных сервисов, новостных агрегаторов и организаторов распространения информации в интернете.

Недавно утвердили состав сведений для направления. Также отметили, что не нужно передавать данные о рекламе своих товаров, которую рассылают по электронной почте или в виде сообщений для групп пользователей.

Если, например, рекламодатели решат предоставить информацию сами, это потребуют сделать через личный кабинет системы радиочастотной службы. Войти в кабинет смогут те, у кого есть подтвержденная учетная запись в ЕСИА.

На самостоятельную передачу данных отведут месяц после того, в котором разместили рекламу. Формы документов, которые обяжут заполнять, система будет создавать автоматически.

Напомним: вместо того, чтобы направлять сведения самим, это можно будет делать через операторов рекламных данных. Их отберет спецкомиссия.

Предусмотрели и другие положения.

Документы:

Полезные ссылки:

Сотрудник не вышел на работу после перемещения — суды поддержали увольнение за прогул

В трудовом договоре с сотрудником не указали конкретный адрес места работы. Сотрудника перевели на новое рабочее место по другому адресу, функции и другие условия не изменили. Он не согласился с перемещением, его уволили за прогул. Работник обратился в суд, так как он был все время на прежнем месте.

Три инстанции поддержали работодателя. При перемещении согласие персонала не нужно. Сотрудник не доказал, что находился на рабочем месте по старому адресу, поэтому увольнение правомерно.

Отметим, если после отказа от перемещения работник продолжает выполнять обязанности на старом месте, увольнять его рискованно. Например, Мосгорсуд в подобной ситуации указал: дисциплинарный проступок заключался в отказе выполнять распоряжение о перемещении, а не в прогуле. Работника восстановили.

Приняты поправки, наделяющие самозанятых правом регистрировать на себя товарный знак

8 июня Госдума в третьем чтении приняла закон (законопроект № 63528-8), которым закрепляется возможность регистрации товарных знаков на имя граждан, в том числе самозанятых, а также распоряжения правами на них. Каких-либо изменений в ходе рассмотрения депутатами документ не претерпел. По мнению авторов закона, отсутствие права самозанятых регистрировать товарный знак противоречит равенству участников гражданского оборота. Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян предположила, что адвокаты воспользуются предлагаемой законом возможностью и зарегистрируют товарные знаки на себя, однако, по ее мнению, такие поправки негативно скажутся на развитии рынка.

Законом признается утратившей силу ст. 1478 ГК и вносятся поправки в ст. 1477 и 1492 ГК, предусматривающие, что право на товарный знак может принадлежать и самозанятым. Также изменения позволят обеспечить равенство правового положения российских и иностранных граждан: регистрация товарного знака на имя физлиц допускается в ряде иностранных государств, поэтому иностранцы наделены правом регистрации в России товарного знака без статуса ИП.

Закон вносит изменения в ст. 1514 ГК, устанавливающую специальное правовое регулирование в части прекращения правовой охраны товарного знака, корреспондирующие ст. 1241 ГК, которая устанавливает общее правовое регулирование в части перехода исключительного права к другим лицам.

Также п. 5 ст. 1262 ГК дополняется положением об обязательной государственной регистрации залога исключительного права на зарегистрированные в Роспатенте программу для ЭВМ или базу данных. Как отметили инициаторы закона, эти поправки направлены на обеспечение дополнительных гарантий для кредиторов (в первую очередь банков), осуществляющих кредитование под залог интеллектуальной собственности.

Авторы поправок отметили, что действующая редакция ст. 1478 ГК устанавливает, что обладателем исключительного права на товарный знак может быть юрлицо или индивидуальный предприниматель. Такое правовое ограничение вступает в прямое противоречие с п. 1 ст. 2 ГК, которым гарантируется равенство участников гражданского оборота, а также оснований возникновения и порядка осуществления прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, поясняют разработчики.

Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян полагает, что адвокаты воспользуются предлагаемой законом возможностью и зарегистрируют товарные знаки на себя. Вместе с тем, по ее мнению, такие поправки негативно скажутся на развитии рынка. «Этот закон крайне недоработан, и впоследствии могут возникнуть конфликты интересов. Во-первых, у нас имеются полные тезки, однофамильцы. И если товарный знак, например “Иванов Иван Иванович”, будет зарегистрирован за одним человеком, то это будет ущемлять права остальных адвокатов Ивановых Иванов Ивановичей. Кроме того, реестр адвокатов публичный, и сведения в нем будут размещаться независимо от наличия или отсутствия товарного знака. И такая ситуация может вызвать споры», – прокомментировала Елена Авакян.

Она считает, что в этом законе больше проблем, чем решений. «Ни о каком ущемлении прав отсутствием подобного рода механизма речи никогда не было и не будет. Потому что товарный знак – это не то, что должно принадлежать самозанятому лицу. Если бы речь шла о том, что товарными знаками могут обладать физические лица, имея в виду возможность наследования его, то это было бы понятно. Но то, что предлагается сейчас, породит просто хаос на рынке», – заключила вице-президент ФПА.

С 1 марта 2023 года нельзя привлекать к пассажирским перевозкам судимых по ряду статей

Президент подписал поправки к ТК РФ об ограничениях на управление транспортом для пассажирских перевозок для лиц с судимостью, а также водителей, преследуемых за некоторые преступления.

Так, нельзя будет нанять для управления такси сотрудника с судимостью:

  • за убийство;
  • умышленное причинение тяжкого вреда здоровью;
  • грабеж или разбой;
  • преступления против половой неприкосновенности;
  • средней тяжести и более тяжкие преступления против общественной безопасности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности.

Запрет коснется и лиц, судимых или преследуемых по похожим статьям законодательства других стран ЕАЭС.

Работать на общественном транспорте не смогут судимые или преследуемые:

  • за тяжкие и особо тяжкие преступления против общественной безопасности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности;
  • аналогичные преступления по законодательству стран ЕАЭС.

Правительство определит, как соотносить преступления по законодательству стран ЕАЭС с преступлениями по УК РФ.

При приеме от соискателя придется требовать справку об отсутствии судимости или преследования по указанным составам. Если от правоохранительных органов поступят данные, что сотрудника преследуют за такие преступления, его нужно будет отстранить от работы до решения по делу.

От сотрудников, состоящих в штате по состоянию на 1 марта 2023 года, нужно не позднее 1 сентября 2023 года получить справку об отсутствии судимости или преследования. Если работник не представит документ, увольте его в связи с ограничениями на занятие определенными видами труда.

Выплаченную работнику компенсацию при увольнении по соглашению сторон взыскать не получится

Законодательством не предусмотрены какие-либо специальные выплаты для работников, увольняемых по соглашению сторон. В то же время ч. 8 ст. 178 Трудового кодекса позволяет предусмотреть в коллективном договоре или в трудовом договоре, что в случае увольнения работника по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ ему выплачивается выходное пособие. Тем не менее на практике зачастую условие о выплате выходного пособия включается непосредственно в текст соглашения о расторжении трудового договора. Напомним, закон запрещает включать такое условие в соглашение о расторжении трудового договора только с работниками, поименованными в ч. 1 ст. 349.3 ТК РФ. Общей же нормы, запрещающей устанавливать необходимость выплаты выходного пособия подобным способом, не существует. В судебной практике вопрос о том, можно ли включать условие о выплате выходного пособия непосредственно в соглашение о расторжении трудового договора, однозначно не решен (подробнее см. в Энциклопедии решений).

Работодатели, заключившие с работником соглашение о расторжении трудового договора с условием о выплате выходного пособия, иногда при увольнении такое пособие не выплачивают. Работникам, оказавшимся в такой ситуации, взыскать пособие в судебном порядке часто не удается. При этом суды исходят из того, что предусмотренная соглашением о расторжении трудового договора выплата не является выходным пособием, не направлена на возмещение работнику затрат, связанных с исполнением им трудовых обязанностей, не предусмотрена действующей у работодателя системой оплаты труда и носит, по существу, произвольный характер (см., например, определения Верховного Суда РФ от 10 августа 2015 г. № 36-КГ15-5, Третьего КСОЮ от 16 сентября 2020 г. № 8Г-14857/2020[88-14334/2020], Рязанского облсуда от 22 ноября 2017 г. № 33-2615/2017).

Другие работодатели, уже выплатив выходное пособие при увольнении по соглашению сторон, иногда пытаются взыскать такое пособие с работника в судебном порядке и признать пункт соглашения о выплате недействительным. Подобное дело недавно рассмотрел Второй КСОЮ.

Между работником и работодателем было заключено соглашение о расторжении трудового договора, в котором была предусмотрена выплата работнику при увольнении денежных средств в размере 30 тыс. руб. Работодатель выплатил эту компенсацию при увольнении, но затем обратился в суд за ее взысканием с работника. Он пояснил, что данная денежная выплата не предусмотрена ни трудовым договором, ни одним локальным актом организации; произвольные и необоснованные выплаты со стороны работодателя не предусмотрены законодательством и являются незаконными. Кроме того, размер компенсации, предусмотренный условиями трудового договора, не может носить произвольный характер и нарушать законные интересы организации, других работников и иных лиц, включая собственника имущества организации, а должен соответствовать действующей в организации системе оплаты труда, устанавливаемой коллективным договором, локальными нормативными актами, принятыми в соответствии с трудовым законодательством.

Первая инстанция согласилась с такими доводами и взыскала денежные средства с работника.

Апелляционная инстанция решение суда отменила, в удовлетворении требований отказала, указала на недопустимость возврата в качестве неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (см. ст. 137 ТК РФ, п. 3 ст. 1109 ГК РФ). Принимая во внимание отсутствие счетной ошибки, а также данных о том, что работник действовал недобросовестно, суд апелляционной инстанции указал на ошибочность вывода суда первой инстанции о взыскании с работника денежных средств в размере 30 тыс. руб. Второй КСОЮ согласился с выводами суда апелляционной инстанции (Определение Второго КСОЮ от 10 марта 2022 № 8Г-2571/2022[88-4622/2022]).

На отсутствие возможности взыскать с работника уже выплаченное ему выходное пособие, предусмотренное соглашением о расторжении трудового договора, указывают и другие суды (см. определения Первого КСОЮ от 7 июня 2021 г. № 8Г-10418/2021[88-11363/2021].

Основной работник на работу не вышел, но срок трудового договора на время исполнения обязанностей отсутствующего работника уже истек

С работницей был заключен срочный трудовой договор на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Окончание срока действия срочного трудового договора было обусловлено наступлением конкретного события – окончанием периода отпуска по уходу за ребёнком основного работника.

Основной работнице был предоставлен отпуск по уходу за одним ребенком до 31 июля 2020 года, но в марте 2020 года она обратилась к работодателю с заявлением о предоставлении нового отпуска по беременности и родам, а затем – еще одного отпуска по уходу за другим ребенком. В конце декабря 2020 г. основная работница обратилась к работодателю с заявлением о выходе на работу с 20 января 2021 года.

Трудовой договор с временной сотрудницей был расторгнут 19 января 2021 года в связи с истечением срока трудового договора. Временная сотрудница, посчитав свое увольнение незаконным, обратилась в суд.

Суды посчитали, что окончание трудового договора этой сотрудницы было обусловлено датой выхода из отпуска по уходу за первым ребенком основного работника – 31 июля 2020 года. Принимая во внимание дальнейшее выполнение работником трудовых функций, суды исходили из утраты силы условия о срочном характере трудового договора и, как следствие, заключении трудового договора на неопределенный срок. Учитывая, что истец работала по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок, суд признал приказ об увольнении на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса (в связи с истечением срока трудового договора) незаконным (Определение Третьего КСОЮ от 21 февраля 2022 г. № 8Г-24848/2021[88-1708/2022-(88-23347/2021)]).

Со своей стороны отметим, что согласно части третьей ст. 79 ТК РФ трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу. На наш взгляд, это означает, что момент истечения срока подобного трудового договора может быть определен в нем лишь путем указания на такое событие, как выход отсутствующего на работу. Определять срок иначе – конкретной датой или периодом существования конкретной причины отсутствия основного работника (нетрудоспособности, отпуска по беременности и родам и т.п.) – неправильно. Наступление даты или события, указанных в трудовом договоре в качестве окончания срока, если оно не сопровождается выходом отсутствующего на работу, не должно повлечь истечения срока действия этого договора (см. определения Волгоградского облсуда от 30 октября 2015 г. № 33-12379/2015, Орловского облсуда от 16 января 2014 г. № 33-21), а наступление таких даты или события не должно повлечь трансформацию срочного трудового договора в бессрочный (см. определения Челябинского облсуда от 17 июля 2014 г. № 11-6967/2014, Тульского облсуда от 20 февраля 2014 г. № 33-404).

Не отправляйте сотрудников в принудительный отпуск за свой счет, тем более массово

Работодатель, сославшись на тяжелое финансовое положение общества, попросил работников написать заявления о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы. Несмотря на отсутствие необходимости в предоставлении такого отпуска, многие написали соответствующие заявления. Один из работников обратился в суд с требованием оплатить период принудительного отпуска. Первая и апелляционная инстанции в удовлетворении требований отказали. С ними не согласилась кассация.

Второй КСОЮ напомнил, что работодатель обязан предоставлять работнику работу, обусловленную трудовым договором. Заявление о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы по семейным обстоятельствам и другим уважительным причинам должно быть основано на добровольном волеизъявлении работника. Прикрытие случаев простоя или отсутствия денежных средств на выплату работникам заработной платы административными отпусками, предоставляемыми по инициативе работодателя, недопустимо. Суду необходимо было определить, были ли действия истца при подаче заявления добровольными и осознанными, каковы были истинные причины написания заявления, был ли работодателем предоставлен в спорный период отпуск без сохранения заработной платы только истцу или также и другим работникам. Суды оставили без внимания тот факт, что такой же отпуск был предоставлен еще 22 работникам, следовательно, массовое написание заявлений о представлении отпуска за свой счет было организовано работодателем, имеющего цель сэкономить денежные средства на выплату заработной платы. В итоге дело направлено на новое рассмотрение (Определение Второго КСОЮ от 18 ноября 2021 г. № 8Г-26232/2021[88-26201/2021]).

Страницы